О газете
[an error occurred while processing this directive]
 






Зелень с Липой Неподложной

Рубрика посвящена жизни, увлечениям и творчеству молодежи. Ведущая рубрики - Липа Неподложная.
Задать вопросы, а также предложить материалы для публикации в этой рубрике вы можете на нашем форуме.

СЕРЕБРИСТОЕ СВЕЧЕНИЕ

Они летели над спящим городом, невидимые человеческому глазу. Их было трое. Тёмные громады домов безмолвно застыли в беззвёздной черноте ночи.
- Итак, вы считаете, что на вверенном вам объекте всё в порядке? - спросил Первый.
- Думаю, что так, - ответил Второй.
- Вероятно, так, - подтвердил Третий.
- Что ж, проверим.
Первый нажал кнопку дистанционного управления - и одно из окон осветилось люминесцентным фиолетовым светом. В уютной комнате мирно спали двое. Ранняя седина посеребрила волосы мужчины, скорбные морщинки застыли на лице женщины.
- Доложите обстановку, - приказал Первый.
- Докладываю, - ответил Второй.- Муж и жена. Интеллигентная работа. Общие интересы. Материальный достаток. Взаимопонимание. Ребёнок - олигофрен.
- Порядок, - кивнул Первый.- Следующий.
Следующее окно засветилось холодным люминесцентным светом. Посреди шикарных апартаментов - роскошная кровать в стиле Людовика XIV. На кровати мужчина и женщина. Он - потный, жирный, мерзкий - утробно сопит, облапив её толстой волосатой рукой с короткими липкими пальцами. Она - прекрасная, как Троянская Елена - лежит без сна.
- Опишите ситуацию.
- Обычная история. Новый русский. Заказал убийство друга. Женщину взял с панели. Понимает, что она его ненавидит, но слишком любит его деньги.
- Порядок. Дальше.
Очередное окно сиренево заискрилось на фоне ночного неба. В однокомнатной хрущёвке - пятеро: двое взрослых и трое детей. Все спят на диванах и раскладушках. Только девочка-подросток, укрывшись с головой одеялом, пишет письмо при свете электрического фонарика.
- Докладывайте.
- Муж увёз больную жену за границу и бросил. Детям сказал, что мать оставила их ради любовника. Вскоре женился на женщине с ребёнком. Мачеха глупа и корыстна. Детей мужа использует как рабсилу на громадном дачном участке. Старшая девочка пытается наладить переписку с матерью. Письма перехватываются.
- Нормально. Дальше.
Ещё одно окно засияло фиолетовым светом. В трёхкомнатной квартире - семья из четырёх человек. Жена и дети спят. Муж сидит в кухне и курит. Из глаз его текут слезы.
- Что здесь? - спросил Первый.
- Ничего особенного. Жену не любит. Дети не радуют. Отсутствие взаимопонимания. Работа неинтересная, нервная, ответственная, отнимающая много времени. В свободные минуты пишет лирические новеллы. С семьёй живёт из чувства долга. Влюблён в обворожительную женщину, но так завален обстоятельствами, что не решается даже на роман. От безысходности завёл собаку, мраморного колли. Привязался. Вчера собака умерла.
- Порядок. Дальше.
Ещё один лиловый прямоугольник вспыхнул в темноте. Красивый старик пишет что-то при свете настольной лампы. В постели спит неинтересная пожилая женщина.
- Что он пишет?
- Изумительные стихи для одной прекрасной дамы.
- Причина скорби?
- Она любит другого.
- Ясно, - изрёк Первый. - Вроде бы всё в порядке.
Второй и Третий переглянулись.
- Кажется, пронесло, - шепнул один другому.
- Стоп! - вдруг вскричал Первый. - А это что?
Одно из окон светилось дивным серебристым сиянием. Двое влюблённых целовались в постели. В перерывах между поцелуями они разговаривали.
- Ты самый чудесный, самый славный, самый замечательный! Если поставить в ряд всех лучших на свете мужчин, ты всегда будешь у меня под номером первым. Скажи, ты меня любишь?
- Я тебя обожаю. Родная, любимая, единственная.
- Немедленно доложите обстановку! - взревел Первый.
- Да ничего тут нет особенного,- словно оправдываясь, отвечал Второй. - Он оставил семью. Правда, детей обеспечивает. По выходным ходит с ними в цирк и зоопарк. С женой расстался интеллигентно, но она всё равно страдает.
- Я вас спрашиваю не о жене, а о нём. Ведь он счастлив. Серебристое свечение указывает на наличие счастья. А ведь вы знаете, что на этой планете никто не имеет права быть счастливым.
- Да они живут в малосемейке, и ту снимают, - вмешался Третий. - Книги, стихи, музыка, горстка единомышленников... У них ничего нет. Только самое необходимое.
- Но ведь им больше ничего и не нужно. Им хватает того, что у них есть. И не притворяйтесь, что вы не понимаете, о чём идёт речь. Как вы посмели скрыть серебристое свечение? Докладывайте, что из себя представляет она.
- Она прошла огонь и воду. Её испытывали разочарованиями, несчастной любовью, непризнанием таланта, предательством близких, безденежьм.
- Ну, и что же?
- Ничего.
- То есть?
- Она не смирилась. Она всё равно считает, что человек создан для счастья, как птица для полёта.
- Значит, случай безнадёжный, - констатировал Первый. - Действуйте согласно инструкциям. И не пытайтесь увильнуть. Я лично проверю.
Утро. Розовая заря заглядывает в окно, расцветает румянцем на её милом лице. Она безмятежно спит. Он наклоняется над нею и, целуя пушистые ресницы, говорит нежно:
- Просыпайся, любимая. Пора вставать.
Она жмурится по-кошачьи и, не открывая глаз, лепечет:
- Сейчас, сейчас, ещё одну минутку...
- Вставай, соня. Опоздаешь на киносъёмку. Пей кофе и собирайся.
- Солнце моё, ты мне уже и кофе приготовил. Что бы я без тебя делала?
Она завтракает в постели и беззаботно щебечет:
- Знаешь, у меня такое ощущение, будто за нами кто-то следит. Да-да. Словно кому-то не нравится, что мы счастливы. И ещё мне почему-то кажется, что я скоро умру. Ну и наплевать. Мне так хорошо, что не страшно и умереть.
Он поцелуем прерывает её болтовню:
- Не говори глупостей. Мы теперь будем жить долго-долго. И стихи твои напечатаем, и фильм с твоим участием выйдет на экраны, и в Париж на Рождество мы поедем. А сейчас иди, а то опоздаешь.
- А ты не забудь посмотреть в окно.
- А ты не забудь оглянуться.
Из окна он видел, как она вышла из подъезда, заспешила к автобусной остановке, помедлила на краю тротуара, оглянулась и помахала ему рукой. В этот миг из-за угла на бешеной скорости выскочил автомобиль, дико взвизгнули тормоза - и... её больше не было.
Он вцепился в подоконник, и ему показалось, что многотонная тяжесть стремительно обрушилась на него и придавила к полу.
Трое летели над спящим городом. Вот и знакомое окно. Оно темно, как и прочие. Он сидит на постели, согнувшись под тяжестью навалившегося на него горя.
- Докладывайте, - приказал Первый.
- После такого удара он уже не поднимется, - начал Второй. - Через некоторое время вернётся в семью. Но радуг больше не будет. Он обеспечен страданиями на всю оставшуюся жизнь.
- А она? - спросил Первый.
- Она далеко, - ответил Третий. - На планете Исправления Строптивых Душ.
- Отлично, - подытожил Первый.- Я передам командованию, что на вашем объекте всё в порядке. Серебристое свечение ликвидировано. Благодарю за службу.

Наталья Литвинова, г. Полоцк